Фарфор (общий очерк) С.Н.Тройницкий — Справочник коллекционера

Фарфор (общий очерк) С.Н.Тройницкий

Материал из Справочник коллекционера
Перейти к: навигация, поиск
PA040269.JPG

Текст взят из брошюры изданной в Ленинграде в 1927 году Комитетом популяризации художественных изданий при Государственной Академии истории материальной культуры. Автор текста С.Н.Тройницкий, обложка и марка издательства работы Л.С.Хижинского


Фарфором называются произведения из особенного глиняного теста, которое при обжиге даёт твёрдую, однородную, звучную и прозрачную массу.

Основными особенностями фарфора являются прозрачность, стекловидность и твёрдость, и при отсутствии одного из этих признаков можно заключить, что дело идёт не о фарфоре, а о керамическом изделии другого сорта, каменной массе (gres) или фаянсе. От каменной массы фарфор отличается прозрачностью, звучностью и способностью переносить резкие перемены температуры, от фаянса, с которым он часто очень близок по внешности, теми же признаками и, кроме того, своей твёрдостью и тонкой глазурью, неразрывно связанной с самой массой.

Главным составными частями фарфора являются каолин и полевой шпат, а затем кварц, который часто содержится в самом каолине.

Каолином называется белая фарфоровая глина, состоящая из мельчайших твёрдых, не плавящихся частиц. Название этой глины, придающей фарфору упругость и звучность, произошло от имени местечка Каолин около Кин-те-Чена в Китае, где добывается лучший сорт этого материала.

Полевой шпат плавится при высокой температуре и, связывая между собою частицы каолина придаёт фарфору прозрачность. Китайское название полевого шпата - петунсе, что значит белые плитки, так в таком виде он доставлялся в Китае на фабрики.

Китайцы называют каолин костями, а полевой шпат мясом фарфора, что довольно хорошо характеризует особенности того и другого.

Китайская фаянсовая ваза. 1700 г.

В зависимости от соотношения означенных элементов, характера и места производства, фарфор распадается на три резко различные группы, на фарфор восточно-азиатский, на твёрдый европейский фарфор и на полуфарфор (pate tendre), производившийся только в Европе. Так как в последнем каолин совершенно отсутствует и его заменяют другие элементы, то он в строгом смысле под понятие фарфора подходит только по внешности.

В европейском твёрдом фарфоре количество каолина превышает количество полевого шпата и кварца, в восточно-азиатском (китайском и японском) наоборот. Глазурь тоже различна по составу: в европейскую входит большое количество полевого шпата, в восточную много извести, которая придаёт ей синеватый или зеленоватый оттенок, но зато и большую прозрачность.

Эти особенности состава влияют на художественную сторону производства: так европейский, более твёрдый и лучше переносящий резкие перемены температуры и толчки, требует более высокой температуры обжига, чем восточный, и это не позволяет применять для подглазурной росписи ни каких красок кроме кобальта, так как остальные все выгорают. В восточном же фарфоре для подглазурной росписи применяется целый ряд красок, его более легкоплавную глазурь можно окрашивать окисями железа, можно применять надглазурную роспись эмалевыми красками (смальтами) и расписывать ими предметы из бисквита, что совершенно не возможно применять при производстве европейского твёрдого фарфора.

По китайски глиняные изделия обозначаются знаком тао, первоначальное значение которого было - печь, или более поздним знаком йао, имевшим тот же смысл.

Тарелка Севр.

В Западной Европе понятие фарфор обозначалось словом porcellaine (pourcelaine, porcelaine, porcelain, porcellano, porzelin и т.д.) впервые применённым известным путешественником конца XIII века Марко Поло, нашедшим сходство между виденным им в Китае фарфором и морской раковиной, называвшейся porcello (поросёнок), на которых она походила цветом. Но в XIV и XV веках слово porcello и производные от него применялись одинаково, как к предметам из фарфора, так и к предметам из перламутра, так что иногда трудно установить о каком материале идёт речь. И только в XVI веке это слово начинает относиться исключительно к фарфору.

В Англии, кроме слова porcelain, фарфор обозначается ещё и словом china, указывающим на его первоначальное происхождение. Таким же географическим именем chini, фарфор называется в Персии.

В до-Петровской Руси фарфор, фаянс и другие изделия с поливой обозначались словом ценина, ценинный. Так, например, названа в старых описях, хранящаяся в Оружейной Палате в Москве, фарфоровая сулея царевича Иоанна Иоанновича, и также назывались ценинными и поливные кафли. Но это слово часто определяло не материал или технику производства. а орнаментировку и раскраску. так как часто встречаются выражения тафта ценинная, камка ценинная.

С начала XVIII века, и до конца его, выражения ценина, ценинный применялись исключительно к предметам из фаянса или поливной глины, а предметы из фарфора назывались порценинными, порцелинными, порцелиновыми. Эти выражения продержались до конца XVIII века, но с середины его всё чаще и чаще стали применяться названия фарфор, фарфоровый, появившиеся в начале XVIII века и к концу его совершенно вытеснившие первоначальные термины.

Слово порцелин было заимствовано нами с запада, слово фарфор с востока из Персии. Оно является искажением слова Багбур, фагфур, которые являются персидским переводом титула китайского богдыхана Тиентсу - сын неба.

Шкатулка. Севр.

Фарфоровое производство возникло в Китае и много столетий существовало только в этой стране. Это вполне понятно, так как первоначально только Китай нуждался в материале такого сорта, а для других стран, в которые фарфор вывозился из Китая, он долгое время был только предметом роскоши и любопытства.

Случайных изобретений, имеющих крупное значение в человеческом обиходе не бывает. Случайность может относиться только к моменту открытия, когда какой ни будь, может быть извечно повторяющийся, факт вдруг привлёк чьё-то внимание. Но самое внимание могло быть привлечено лишь поскольку экономическая, культурная или иная основа какой ни будь страны или эпохи могла вызвать, или даже определённо, хотя бы и подсознательно, направить мысль именно в данном направлении. Но часто открытия являются следствием длинного, и более или менее систематичного ряда опытов и изысканий, опять таки вызываемых определённой потребностью.

Так было и с фарфором в Китае. Фактором, вызвавшим к жизни такой материал как фарфор, был несомненно национальный, распространённый во всех слоях населения Китая, напиток - чай.

Чай, как известно, пьют горячим, с другой же стороны этот напиток хорош только не имея постороннего вкуса или запаха, которые он легко воспринимает. Поэтому и посуда для этого напитка должна обладать соответственными качествами, т.е. переносить перемены температуры и не впитывать и не сохранять ни каких осадков. Стекло не отвечало первому требованию, остальные материалы, металлы, глины и т.п., второму. До известной степени годились для этого золото и некотрые породы камня, как нефрит и агат, но ценность первого и дороговизна обработки вторых делали их доступными лишь для кране незначительного круга лиц. Кроме того, золотая посуда неудобна из-за раскаляемости, когда в неё налито что либо горячее, массивна, тяжела, а тонкостенная не прочна, по причине мягкости металла.

Как бы то ни было, но фарфоровое производство существовало в Китае в VII-VIII столетиях нашей эры, в XVI-XVII веках достигло высокого совершенства и сыграло большую роль в деле возникновения этого материала в Европе, а так же и в отношении своего влияния на многие категории памятников европейской материальной культуры XVII-XIX столетий.

Предметы из сервиза с зеленой лягушкой. Фаянс. Веджвуд

Какое значение придавалось фарфору в Китае уже в ранний период показывает сочинение о чае, написанное в IX веке, в котором, между прочим, обсуждается влияние на вкус чая различных цветов глазури фарфоровой посуды.

В Европу китайский фарфор мог проникнуть довольно рано, уже в XI-XII столетиях, но первые более или менее точные известия о нём привёз известный путешественник венецианец Марко Поло, долго живший в конце XIII века при дворе Хубилая, основателя монгольской династии Юань. При Хубилае же начались оживлённые сношения Китая с Западно-азиатскими странами, откуда товары проникали в восточные порты Средиземного моря, а затем и в Еропу. Главными местами складов китайских товаров до XVI века были Бейрут и Каир.

В XIV-XV столетих почти вся торговля с Востоком была сосредоточена в руках генуезцев и венецианцев. Но поскольку они вели торговлю не непосредственно с Китаем, китайские изделия, особенно такие как фарфор, не могли проникать в Европу в очень большом количестве, так как трудно было перевозить их караванным путём через очень большие пространства.

Только после открытия португальцами в начале XVI века морского пути в Индию получилась возможность непосредственных сношений с Китаем. Португальцы высадились в Кантоне в 1514 году но не сумели завязать настоящих торговых сношений, которые наладились лишь с появлением на Востоке английских и голландских купцов. т.е. с конца XVI века.

Голландцы появились на востоке в 1597 году и в 1602 году основали знаменитую Ост-Индскую компанию для торговли с востоком, компанию, которая устроила ряд факторий на Зондских островах, Формозе и в Японии и основала город Батавию на Яве. После изгнания в 1641 году из Японии всех иноземцев, только голландцам, из всех европейцев, было позволено остаться и они вывозили в Европу огромное количество японских и китайских товаров. Англичане, изгнанные из Японии, крепко обосновались в середине XVII века в Кантоне, а так же получили в Персидском заливе город Бендер-Аббас, откуда тоже вывозили восточные товары.

Количество восточного фарфора, вывозившегося в Европу в XVII и XVII веках, было огромно. Множество кораблей нагруженных десятками тысяч предметов ежегодно приходили из восточных портов в Голландию, Францию, Англию и Данию. Но в XVII веке китайскому фарфору появился серьёзный конкурент в виде европейского фарфора. Сначала это было малозаметным, потому что немногочисленные европейские заводы работали не на рынок, а для небольшого круга избранных. Но когда жизнь заставила большинство из эти, возникших по капризу, заводов или закрыться или перейти на промышленное производство, ввоз китайского и японского фарфора стал сокращаться и к XIX веку почти сошел на нет.

Первое время немногие предметы китайского фарфора, попадавшие в Европу, ценились как редкие изделия далёких экзотических стран, стран, о которых имели смутное понятие и которые были окружены разными легендами: там жили Гог и Магог, там царствовал поп Иван и т.д. Но, желание обладать предметами из китайского фарфора объяснялось не только их редкостью, но и тем качеством, которое ему приписывали, а именно - менять цвет от присутствия в напитке яда. В те смутные времена, когда при отсутствии возможности определить причину смерти, лицо, мешавшее кому-нибудь в политическом или личном отношении, легко устранялось с пути насильственным образом. Подобное качество фарфора было неоценимо для лиц, сознававших своё рискованное положение. Воспоминание о такой легенде мы встречаем во Франции ещё в конце XVII века, в период, когда именно в Париже произошли многочисленные отравления лиц из высшего круга, а народная молва связывала с отравлением и преждевременную смерть некоторых лиц королевского дома.

Чайная пара из сервиз "NEUZIERAT". Королевская фарфоровая мануфактура

Первые, попадавшие в Европу изделия из китайского фарфора, часто оправлялись в золото и серебро и служили подарками особой ценности.

С XVI века ввоз восточного фарфора сильно увеличился, а в связи с появлением вкуса к коллекционерству, эти предметы стали объектом коллекционирования и до нас дошли документы свидетельствующие о том, что существовали собрания в несколько тысяч предметов уже во второй половине XVI века.

Это коллекционное значение восточного фарфора продолжалось приблизительно до середины XVIII века, но с середины XVII века его стали использовать и с более практическими целями.

Это объясняется происшедшим с середины XVII столетия резким изменением в характере жилищ состоятельных классов и связанным с этим изменением и внешними бытовыми условиями.

Появилась потребность в доступе в жилые помещения большего количества света и воздуха. в соответствии с этим изменился и характер убранства комнат. Более мирные и более утончённые условия жизни сделали не только возможной, но и желательной замену утвари из серебра и других металлов утварью из материала, не представляющего такой материальной ценности, но более подходящего для развивающегося кулинарного искусства. Еда перестаёт иметь главной целью только насыщение, она должна доставлять и своего рода наслаждение. Более оживлённые сношения между различными местностями позволяют внести в это дело большее разнообразие продуктов, что в свою очередь вызывает изменение характера утвари и необходимость в больших сервизах. Вывозимый с востока фарфор с конца XVII века начинает получать практическое применение, вывоз его соответственно увеличивается и начинает ощущаться потребность в производстве этого материала на местах.

И благодаря этой, довольно широко осознанной потребности, сравнительно в короткий промежуток времени возникает производство сперва полуфарфора, практически менее пригодного, а затем и настоящего твёрдого фарфора.

Первоначально секрет производства тщательно охраняется с целью его монополизировать и удовлетворять личное тщеславие. Но требования жизни настолько сильны, что в первой половине XVIII века уже почти все европейские страны имеют свои производства. Так же кратковременно и использование фарфора только в художественной плоскости. Те заводы, которые возникли действительно по капризу и не были в достаточной мере обеспечены сырьём и сбытом, быстро прекращают своё существование, остальные же развиваясь превращаются в торгово-промышленные предприятия, и, часто помимо своей воли, являются очагами дальнейшего распространения производства по всей стране.

В XIX веке использование фарфора переходит в дальнейшую стадию. Он становится незаменимым во многих случаях материалом для технических целей и эта сторона дела позволяет улучшать и удешевлять производство вообще, а следовательно содействует и более широкому распространению фарфоровых изделий с художественным характером, и, связывая производство с многочисленным и разнообразным потребителем, укрепляет его корни и питает сущность творческой стороны дела.

Во второй половине XIX века начинается коллекционирование европейского фарфора, сначала, как всегда, частными лицами, а потом и музеями. Частные лица, собирая какие либо категории памятников, в плоскости субъективного интереса к ним, как бы подготавливают почву для объективного и широкого собирательства музеев. Из частного собирательства возникли большинство европейских художественных и историко-культурных музеев и такие дисциплины как археология, история искусства, нумизматика и т.п. развились из дилетантских, но искренних и ценных исследований любителей, начиная, приблизительно с XVI века.

К концу XIX века были созданы очень ценные частные коллекции фарфора, которые или целиком поступали в общественные хранилища, или как это бывает чаще, путём ряда распродаж и переходов из рук в руки, в конце концов, всё таки отложили в музейные собрания всё что было в них более ценного с художественной или научной точек зрения.

Лишь после того как образовалось большое число, более или менее систематических частных собраний и стало возможным широко поставить изучение фарфора в его прошлом, музеи могли быстро и с наименьшей долей случайности образовывать и пополнять свои коллекции.

Одним из самых богатых, а может быть и самым богатым собранием европейского фарфора обладает Эрмитаж. В одной своей части, касающейся произведений самых крупных заводов: Севра, Мейссена, Берлина, Вены и нашего, это собрание составилось из предметов, находившихся долгое время во дворцах, из предметов поступивших в своё время в качестве подарков, и из покупок для украшения и практического использования. Эти, разбросанные по всем дворцам, превосходные, но частью пострадавшие от небрежного обращения, предметы были в 1883 году сосредоточены в Зимнем Дворце, были таким образом спасены, но долгое время стояли в шкапах, почти недоступные для обозрения и изучения. В 1911 году это собрание в количестве многих тысяч предметов было передано Эрмитажу и открыто для общего пользования, но оно страдало, как выше было сказано. некоторой односторонностью.

Лишь с начала Революции, когда оказалось возможным использовать для пополнения коллекций целый ряд крупных и мелких собраний Ленинграда, собраний составленных по различным принципам и потому заключавшим в себе чрезвычайно разнообразный материал, Отделение Фарфора Эрмитажа сразу пополнило главнейшие свои пробелы и стало одним из самых богатых в мире. В этом собрании теперь возможно изучать фарфор и с точки зрения производства и с точки зрения эволюции формы и техники и с точки зрения культуры, в связи с другими группами керамических изделий Востока и Запада и в связи с теми художественными и бытовыми течениями прошлого. которые взаимно влияли друг на друга и без учёта взаимного влияния которых, всякое изучение будет односторонне, а следовательно и неправильно

Личные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты