Фарфоровый завод Юсупова — Справочник коллекционера

Фарфоровый завод Юсупова

Материал из Справочник коллекционера
Перейти к: навигация, поиск

Завод Юсупова


Николай Борисович Юсупов (1750-1831), князь, действительный тайный советник, сенатор, член Государственного совета, был фигурой весьма известной. Меценат и коллекционер, разносторонне образованный, обладающий большим вкусом и художественным чутьём богатый екатерининский вельможа, он более двадцати лет провел за границей (1772-1782; середина 1780-х - 1791; 1803-1810). Учился в Голландии, путешествовал по Германии, Португалии и Испании, бывал в Англии, в 1781-82 гг., состоя в свите графа и графини Северных (великий князь Павел Петрович с супругой), посетил Австрию, Францию, Италию. В 1783 г. Юсупов вновь оказался в Италии: он был послан с дипломатическим поручением в Турин, по служебным надобностям неоднократно бывал в Риме и Неаполе вплоть до 1791 г. Князя интересовала литература и политика, промышленное производство и естественные науки, театр и изобразительное искусство. Путешествуя по Западной Европе, он приобретал книги, произведения скульптуры, живописи и декоративного искусства. Вернувшись в Россию, в Петербург, Юсупов в период с 1792 по 1802 год находился на государственной службе: он получил в управление Императорский фарфоровый и стекольный заводы, а также шпалерную мануфактуру. Николай Борисович внес весомый вклад в развитие художественной промышленности России, особенно в части фарфорового производства.

Отдалившись от государственных дел в начале XIX столетия, совершив последнее путешествие в Европу, в 1810 году Н.Б.Юсупов переехал в Москву и приобрел подмосковное имение, село Архангельское, в 17 верстах от Москвы. Он и превратил усадьбу, её дворец в музей для избранных. В 1820-е годы Архангельское становится известным и притягательным центром светской жизни, центром искусств, который посещают не только российские императоры, знатные дворяне, политические деятели, известные поэты и публицисты, но и более широкая публика. Не случайно усадьба Юсупова попадает в разряд достопримечательностей Москвы. Ж.де Лаво в "Описании Москвы", которое выдержало два издания 1824 и 1835 г., писал, что Архангельское - "великолепная деревня", которая "собрала всё, что может придать очарования досугам вельможи" Bulletiu du Nord, Journal Scientifique et litteraire,: publie a Moscou, par G. Le Cointe De Laveau. Mars, 1828. Р. 280-281. Здесь всё чудесно: и дворец, стоящий на плато, и регулярный сад, к которому прилегают оранжереи. Великолепные аллеи, прекрасный зелёный ковёр партера и множество куртин придают этому саду величественный вид, приличествующий царственному дому. Автор статьи отмечал, "насколько Архангельское богато местными природными красотами, настолько же оно замечательно выбором произведений искусства, которые содержит". Стены залов большого дома усадьбы украшали шедевры западноевропейской живописи ХУП - начала Х1Х столетий, а камины и консоли парадных апартаментов - превосходные изделия из резной кости, золоченой бронзы, цветного и хрустального стекла, фарфора, в залах располагалась великолепная скульптура от подлинных антиков до шедевров Антонио Кановы.

Для наблюдения за произведениями искусства и поддержания их в порядке у Юсупова был целый штат крепостных художников, которые занимались "починкой" картин, копировали произведения из коллекции князя, создавали собственные произведения, иллюстрировали книги из усадебной библиотеки, расписывали фарфор.

Недовольный тем, как стал работать без него Императорский завод, князь не жалел средств, чтобы поставить свой завод возможно лучше и иметь возможность показать, "как" надо работать


Осенью 1818 года в Архангельском было устроено "фарфоровое заведение"

В донесениях конторы усадьбы Архангельское и распоряжениях Московской канцелярии князя Юсупова очень часто появляются упоминания о работах по росписи фарфора, приобретении различных материалов для декорирования фарфоровых изделий, рецептах составления красок и золота. На первом этапе своего существования с 1818 по 1821 год заведение представляло собой художественную мастерскую по росписи фарфора. Первое поколение крепостных живописцев (Иван Колесников, Фёдор Сотников, Егор Шебанин, Фёдор Ткаченков) обучалось у вольных мастеров, профессиональных художников в Петербурге и Москве. Позднее они сами стали выступать в роли учителей в живописной школе, где обучали наиболее одарённых детей крепостных искусству рисования, работе масляными красками и особенностям росписи по фарфору. В Архангельское привозилось готовое бельё с ИФЗ, частных предприятий России таких, как заводы Гарднера, Попова, Новых Долгорукого и Батенина. Главным образом это были предметы чайно-кофейных сервизов, отдельные чайные пары, чашки, пасхальные яйца. Из Саксонии (Мейсен), Франции (Севр и Париж), Австрии (Вена) привозили готовые подглазурно маркированные формы столовой посуды, преимущественно тарелки.


С 1818 по 1820 год работами мастерской руководил крепостной художник Иван Колесников, одновременно выступая в качестве художника по фарфору и преподавателя живописной школы. Наиболее любимыми мотивами росписи в этот период были цветы, цветочные букеты и гирлянды из листьев, трав и цветов, делались первые попытки копировать живописные оригиналы. В 1820 году был расписан чайный прибор с бусами. Чайник, сахарница, молочник и чашка этого дежене украшены миниатюрными повторениями картин Л.М.Бонне, М.Л.Э.Виже-Лебрен и Ж.Ф.Леду, которые находились в собрании Юсупова. Миниатюры заключены в медальоны, обрамленные золоченым орнаментом, и помещены на фоне крытья под мрамор. В это же время мастерами <фарфорового заведения> была создана большая серия тарелок (более 60 предметов), которую можно назвать фарфоровым каталогом живописного собрания князя Юсупова. Миниатюрные композиции, украсившие поверхность фарфоровых изделий сохранили изображение более чем сорока произведений живописи из коллекции Н.Б.Юсупова.

Уже в первый период существования мастерской большое значение приобретает отделка изделий золотом. К 1820 году складываются эстетические принципы, которые, формулировал владелец, и которыми руководствовались мастера завода до 1830-х годов. "Самолично князь Юсупов выбирал в чудесной библиотеке Архангельского старинные увражи, оттуда и брались рисунки украшений и орнаментаций. Об этом иногда упоминалось на оборотной стороне вещи надписью золотыми буквами:". Целью производства было не просто создание нарядно украшенной посуды, а изящных по декору произведений декоративно-прикладного искусства, имеющих особую художественную ценность. Предметы, декорированные миниатюрными копиями с живописных произведений, могли стать украшением интерьера, занять достойное место в коллекции. Расписанная посуда после строгого отбора шла в пользование княжеской семьи и в качестве подарков членам царской фамилии, знатным гостям, посещавшим Архангельское. В продажу фарфор завода Юсупова почти не поступал. Способы украшения фарфоровых изделий на заводе Юсупова были ориентированы на европейскую традицию. В качестве образцов для росписи живописцы использовали орнаментальные и сюжетные композиции изделий Вены, Севра и частных мануфактур Парижа. Очень популярны были растительные мотивы, разработанные на основе характерных для Мейсена немецких цветов - мелкие букеты вразброс и более крупные букеты и гирлянды из преимущественно полевых, а не садовых, как в Европе, цветов и трав в сочетании с розами. Использование европейских образцов не было слепым копированием. Брались отдельные элементы, фрагменты, которые дополнялись творческой фантазией русских художников, по-новому интерпретировались.


С 1822 года фарфоровое заведение Юсупова возглавил приглашенный князем живописец Севрской мануфактуры Август (Огюст) Филипп Ламбер (? -1835). С его именем связан второй (1822-1831) и третий (1831-1838) периоды существования предприятия. В 1822-1831 гг. деятельность "живописного заведения" в Архангельском значительно оживилась: увеличилось число живописцев и учеников, продолжала совершенствоваться техническая сторона процесса росписи, расширилась тематика росписей. В 1824 году Ламбер приступил к изготовлению фарфоровой массы, производству фарфоровых изделий от начала до конца технологического процесса. Всё сырьё было привозным (Глина привозилась из Гжельского района Подмосковья, краски из Москвы).


В 1826-1827 гг. по распоряжению и на средства князя Юсупова в Архангельском выстроили новое здание для фарфорового завода. Старые постройки хрустального завода приспособили для производства фаянса (В 1827 году завод, получивший собственное здание и достаточно современное оборудование, был сдан в аренду Ламберу с условием выплаты его стоимости плюс проценты с рассрочкой на шесть лет. Этот факт позволяет на короткое время называть фарфоровое заведение в Архангельском после 1827 года заводом Юсупова-Ламбера). Для работы в усадьбу приглашались мастера по формовке и точению фарфоровых изделий с других фарфоровых предприятий, токари завода А.Г.Попова, например. Живописные работы выполняли только свои художники.


Одновременно в Архангельском продолжала работать мастерская по росписи фарфоровых изделий. Готовые формы продолжали покупать на частных заводах, больше всего у А.Г.Попова. Главным образом, это были чашки с блюдцами, многочисленные дежене на 1 и 2 персоны, а также пасхальные яйца. Изысканно украшенные в Архангельском, предметы десертных, чайных и кофейных сервизов традиционных форм завода Попова хранятся в Государственном Русском музее ("Тет-а-тет" с гербом князей Юсуповых, сервиз с видами городов и крепостей, связанных с военными действиями в период русско-турецкой войны), Государственном музее керамики и усадьбе "Кусково", в ГМЗ "Павловск", в Государственном музее-усадьбе "Архангельское". Серия тарелок "Виды села Грузино" была расписана в Архангельском в 1827 г. с использованием севрского "белья".


Уже в 1823 году литографии с изображениями села Грузино служили образцами для росписи изящного "дежене", которое было подарено Юсуповым графу А.А.Аракчееву. Поднос, чайник, молочник, сахарница и пара чашек с блюдцами украшены видами знаменитой аракчеевской усадьбы. Пейзажи размещены на предметах с большим мастерством. Изображения, нанесенные на выпуклой и вогнутой поверхности, как правило, не выглядят искаженными, сохраняя верную передачу перспективы, архитектурных форм, стаффажа, их соотношения в пространстве. Пейзажные мотивы на фарфоре были любимы и широко распространены в тот период и в Западной Европе, и в России. Для изделий юсуповского завода были характерны изображения конкретных мест: села Грузина, усадьбы Архангельское, Московского Кремля, парка Александрия в Петергофе, виды турецких городов и т.д. Фарфоровые изделия, от начала и до конца выполненные в Архангельском в 1824-1830-е гг., по формам были типичны для эпохи ампира и стиля бидермейер. Кофейники и чайники классической амфорообразной или яйцевидной формы, чашки "стаканчиками" без ручки или в виде цилиндра с развернутым краем с высокой ручкой-завитком. В живописном декоре фарфоровой посуды использовались традиционные для первой трети Х1Х века приемы. Монохромная роспись в два оттенка одного цвета применялась преимущественно в портретных миниатюрах, выполненных по гравюрам, а также в росписи "a la camaieu" - "Антиковый сервиз". Шире применялась полихромная роспись.


В 1827 - 1831 годах художники завода Юсупова занимались изготовлением декоративных тарелок. Это изделия с росписью на мифологические, исторические сюжеты, а также с композициями на бытовые сюжеты по произведениям голландских, фламандских и французских художников. Образцами для росписи служили гравюры увражей по искусству из усадебной библиотеки Н.Б.Юсупова. Роспись тарелки "Курильщица" выполнена по гравюре с одноименной картины фламандского художника ХУП века Д.Тениса младшего из собрания герцога Орлеанского.

Серию декоративных тарелок с росписью по картинам герцога Орлеанского, так же и тарелки, повторяющие полотна из собрания Юсупова, можно рассматривать как своего рода "фарфоровые путеводители" по частным картинным галереям. Для любителей древностей, мифологии и изящных искусств, собиравшихся за чайным или кофейным столом, миниатюры, украшавшие фарфор служили поводом для возвышенных бесед, приятного узнавания знакомых сюжетов и композиций прославленных живописцев.

Полихромные миниатюры прекрасно сочетались со строгими орнаментальными бордюрами, написанными золотом. Золоченая сетка или строгий растительно-геометрический орнамент, с большим искусством выписанный золотом и часто оттененный красно-коричневой краской, придавал композициям на зеркале тарелок ещё большую выразительность. Строгий и одновременно изысканный орнамент украшает борта тарелок из знаменитых серий "Розы" и "Виды села Грузино". Это разнообразные вариации и сочетания цветка лотоса, листьев и плодов лавра, розетт, трилистников, завитков и побегов аканта, концентрических кругов и пальметт.

Орнаментальные композиции, выполненные золотом, полностью покрытые позолотой детали усиливали декоративность предметов, драгоценность изделий. Последнее было особенно важно, т.к. в данном случае бытовой предмет сознательно возводился на уровень эстетической ценности. Особое значение памятный сувенир приобретал, когда его украшал портрет владельца усадьбы или портрет самого гостя, которому преподносился подарок. Усилия мастеров завода Юсупова направлялись на создание образцов "чистого" искусства, которое ассоциировалось со станковыми или же сугубо декоративными формами. Кисть крепостных живописцев должна была превратить бытовые предметы в истинные произведения искусства. Сам процесс росписи по фарфору превращался в своего рода достопримечательность усадьбы Юсупова, которую любили демонстрировать гостям. Несмотря на свою необычность (завод был предприятием, которое не приносило дохода, но требовало больших затрат), фарфоровое заведение Юсупова следовало в своей деятельности новейшим веяниям, новомодным направлениям фарфорового производства с точки зрения техники нанесения декора (роспись, печать, золочение). Среди разнообразия типов сюжетной росписи на фарфоре, выполнявшихся в мастерской села Архангельского копии с живописных оригиналов западноевропейских художников из собрания Юсупова; пейзажные и видовые композиции конкретных усадеб и городов; портретные миниатюры (по гравюрам и живописным оригиналам); росписи на темы наиболее популярных литературных произведений; копии, вольные повторения изделий европейских фарфоровых заводов.

Живописная мастерская по росписи фарфоровых изделий прекратила существование после 1831 г., потеряв в лице князя Юсупова (умер 15 июля 1831 г.) своего вдохновителя, покровителя и заказчика. В период до 1835 года производство фаянсовой посуды, начавшееся в 1827 году, постепенно совсем вытеснило изготовление фарфора.

Изделия, расписанные в Архангельском до 1823 г., не маркировались. Исключение составляет тарелка из собрания ГРМ, датированная 1815 годом. Она, вероятно, знаменовала собой какой-то важный этап периода ученичества одного из художников первого поколения мастеров завода Юсупова. Поскольку живописцы работали на привозном белье и не ставили пометок, указывающих на авторство росписи, в настоящее время отдельные изделия, расписанные мастерами живописной мастерской в Архангельском, могут быть приписаны другим русским и даже европейским заводам.

Изготовленную и расписанную в Архангельском посуду, маркировали следующим образом: на оборотной стороне изделий наиболее высокого качества красно-коричневой краской или золотом делалась надглазурная надпись "Архангельское>" в русской или французской транскрипции, часто с указанием года (1823; 1826 или 1827; 1829; 1831 и т.п.) (Даты, наиболее часто встречающиеся на изделиях завода Юсупова) или же ставился только один год. В особых случаях (копирование произведений западноевропейских художников, гравюр известного ботанического атласа "Розы") на обороте делалась надпись, указывающая произведение, с которого расписывалась тарелка, или номер тома и страницы, откуда бралась гравюра. Большая группа предметов Юсуповского завода из собрания Государственного музея-усадьбы "Архангельское" имеет сделанный в тесте знак, напоминающий написанную от руки литеру "Л" или "L".

Производство фарфора в усадьбе Юсупова не преследовало каких-либо коммерческих целей и своими изделиями обслуживало личные потребности владельца, отражая его вкусы. Князя Юсупова привлекала оригинальность самой затеи - создание маленького фарфорового предприятия для изготовления памятных подарков, произведений искусства, достойных коллекционирования, нежели доход, получаемый от фарфорового заведения. Количество выпускаемой заводом посуды было не велико. По этой причине в настоящее время изделия завода Юсупова довольно редко встречаются в музейных и тем более в частных собраниях по сравнению с изделиями других заводов России.

Продукция завода



Клейма завода

Юсупов.jpg
Личные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты