Русский фарфор С.Н.Тройницкий — Справочник коллекционера

Русский фарфор С.Н.Тройницкий

Материал из Справочник коллекционера
Перейти к: навигация, поиск
PA040271.JPG

Текст взят из брошюры изданной в Ленинграде в 1928 году Комитетом популяризации художественных изданий при Государственной Академии истории материальной культуры. Автор текста С.Н.Тройницкий, обложка и марка издательства работы Л.С.Хижинского


Русский фарфор в отношении возникновения этого производства и характерных технических особенностей, не может быть отделяем от европейского производства вообще. Его нельзя выделять в особую группу по признаку национального происхождения, по признаку выработки предметов на определенной территории. Это не значит, что он лишен национальных черт, но эти национальные особенности, сказавшиеся главным образом в претворении через русскую призму декоративных, художественных и бытовых явлений, заимствованных с Запада, характеризуют русское фарфоровое производство только под одним углом зрения. Не надо забывать, что фарфоровое производство в России возникло в подражание Западу, что секрет этого производства, хотя и разработанный русским ученым, был заимствован оттуда же, что оттуда к нам шли всегда образцы, краски и мастера, как техники, так и художники. За более чем полуторавековое существование русского фарфора характерность его национальных признаков менялась в зависимости от быта, с которым он был связан. В первые десятилетия, до начала XIX в., национальных черт очень мало. Конечно, и материал и техника и фактура придают русским вещам отличительные признаки, по которым опытный глаз почти всегда (но не всегда) отличит русский фарфор от иноземного, но,за исключением этого, в нем мало характерного. Создание в екатерининское время серии фигурок народностей тоже не является чем-то специфическим, т.к. аналогичные вещи делали и другие заводы. В начале XIX в. с распространением фарфорового производства, с проникновением фарфоровых изделий в более широкие массы, с возникновением большого числа мелких заводов, характерные особенности русского фарфора делаются более четкими, не смотря на продолжающееся влияние иностранных образцов. Но во второй половине XIXв., с закрытием большинства малых заводов, с переходом к производству более фабричного характера, эти национальные черты русского фарфора опять почти сходят на нет и остаются лишь национальные сюжеты столь типичные для последних царствований, но которые с таким же успехом могли быть исполнены на заводах всякой другой страны.

Поэтому совершенно невозможно изучать и рассматривать русский фарфор, выделяя его из общей массы европейского производства, т.к. особенными в нем являются лишь детали техники мастерства и некоторые бытовые преломления.
Xfif.jpg

В Московской Руси фарфор не играл не какой роли. Конечно, отдельные предметы китайского фарфора проникли к нам, но ценились только как редкости, как вещи более ценные, чем предметы из драгоценных материалов. Самый уклад русской жизни не требовал такого материала и русский человек вполне довольствовался утварью из металлов, поливной глины и дерева. К концу XVII в. под влиянием усилившейся европеизации, количество проникавшегося в России восточного фарфора увеличилось, но он продолжал быть предметом роскоши, а не обихода. Поэтому не было и вопроса о начале у нас производства этого материала в котором не ощущалось необходимости. Впервые полезность этого материала была основана Петром, заказавшим в Китае фарфоровую аптекарскую посуду,т.к. хранение лекарственных снадобий в посуде из металла или из пористой, хотя и поливной глины было, конечно, нецелесообразным. Но дальность китайского производства и дороговизна изделий и их доставки делали такой заказ исключением.

Во время поездки своей за границу в 1716 г. Петр интересовался различными производствами, в том числе и керамическим, и результатом было заключение в 1718 г. контракта с порцеллинным мастером Эггельбрехтом. Эггельбрехт, работавший до этого в Дрездене и позже вернувшийся туда же, приехал в Петербург в сентябре 1718 г., пробыл в России некоторое время, но по каким то причинам из приезда его ничего не вышло.
Дмитрийй Иванович Виноградов

Также ни к чему не привели и попытки выделывать фарфор на основанной в 1723 г. в Москве фаянсовой фабрики Афанасия Гребенщикова. Правда, в 1747 г. Гребенщиков доносил, что им сделана фарфоровая чашка, которая по отзыву явилась очень не худа, но т.к. для изготовления фарфора требовалось особое оборудование, которое на фаянсовом заводе не было т.к. самый секрет изготовления фарфора не был тогда известен в России и т.к. трудно предположить, чтобы одновременно нашлось два столь замечательных и ученых человека как Виноградов Д.И., из которых один, путем долгих опытов, добился успеха в Петербурге, а другой в Москве, то скорее всего та чашка, о которой идет речь, только внешне походила на фарфор, как знаменитый фаянс Дельфта. Вспомним сколько усилий, времени и средств затрачивалось в разных странах для открытия секрета этого производства и тогда будет ясно, как мало вероятны достижения Гребенщикова, тем более что о дальнейших результатах более ничего не слышно не было. Самая же вещь не сохранилась. Так же неудачна была и третья попытка получить секрет производства путем покупки сведений у китайских мастеров. В конце XVII и в XVIII вв.каждые три года отправлялись из России в Китай казенные караваны за разными товарами и драгоценными камнями. И вот начальнику одного из таких караванов Лебратовскому было поручено, путем подкупа китайских мастеров узнать нужный секрет. Лебратовский исполнил поручение, но практических результатов это не дало, т.к. Лебратовский сам с двумя помощниками занимался изготовлением фарфора на основании купленных за дорогую цену сведений, но потерял полную неудачу и должен был сознаться, что необходимо еще раз съездить в Китай, для того чтобы получить дополнительные данные. Но, т.к. к этому времени на Петербургском заводе дело уже было налажено, то опыты Лебратовского на этом и были покончены. Почти одновременно с поручением, данным Лебратовскому подкупить китайских мастеров, был приглашен в Петербург из Стокгольма, проживавший временно там Иоган Христофор Гунгер, выдававший себя за мастера фарфорового дела. На самом деле Гунгер, действительно работавший на Мейссенском и Венском заводах, был только эмальером и о самом фарфоровом производстве имел не слишком точное представление. Ряд попыток его наладить производство фарфора в Венеции, Швеции и Дании окончилось полной неудачей. Гунгер приехал в Россию в конце лета 1744 г. и в начале 1745 г. было приступлено к работе. Гунгер обещал очень быстро наладить дело, но в конечном итоге не мог ничего сделать, восстановил всех против себя непомерными требованиями и капризами и в конце 1748 г. получил окончательную отставку. Причиной также те положительные результаты, которые к этому времени были достигнуты Д.И.Виноградовым. Когда Гунгер приехал в Россию, то к нему для обучения делу, а также и для наблюдения, был приставлен незадолго до того вернувшийся из-за границы, обучавшийся там вместе с Ломоносовым и Рейзером,Дмитрийй Иванович Виноградов.

Получивший серьезное техническое образование в Германии, бергмейстер Виноградов сумел использовать т не многие сведения общего характера, которыми обладал Гунгер, и путем длительных, научно поставленных опытов, самостоятельно добился секрета фарфорового производства. Первая сделанная на русском заводе вещь, с годом 1748, хранится в Московском Музее Фарфора.
Бутылочная передача. 1760 г.

C 1753 г. завод стал уже принимать частные заказы, главным образом на мелкие вещи, как табакерки, чашки, набалдашники для тростей и т.п. Но около этого же времени у Виноградова развилась болезнь сгубившая много талантливых русских людей - пьянство. Никакие меры строгости не могли извлечь Виноградова и он умер в 1758 г., не дожив и до 40 лет. Он однако же успел приучить к делу нескольких мастеров и после его смерти завод продолжал развиваться и в последней четверти XVIII в., в отношении качества своих изделий, не уступал лучшим европейским заводам. Изделия первых годов завода носят индивидуальный характер, на них отзывались вкус и техника отдельных мастеров, имена которых нам в большинстве случаев неизвестны. Но позднее при дальнейшем развитии производства, при увеличении фабричности дела, эти индивидуальные черты исчезают и все более и более выявляются общие смены стилей, потребностей и вкусов, характерных для той или иной эпохи. Это судьба всякого производства, работающего в крупном масштабе. И хотя до времени революции Петербургский "Императорский" завод работал почти исключительно для нужд двора, но и он в этом отношении не мог избегнуть этого закона, т.к. на массовое производство очень мало могут влиять отдельные лица. Только разница в материалах,применявшихся различных заводах, обусловливала разницу в тесте, красках и позолоте. Из частных заводов, существовавших в России в XVIII в., хорошо известен только завод Франца Гарднера.О немногих остальных мы знаем только, что они были, но не имеем сведений ни о деятельности их, ни об их произведениях.

Когда именно английский купец Гарднер устроил завод, в точности неизвестно,- повидимому во второй половине 1750-х годов, но серьезно дело начало развиваться лишь после 1767 г. когда Гарднер купил (на чужое имя) имение Вербилки. Процветанию завода не мало способствовали и довольно крупные заказы, сделанные двором, в том числе заказы больших орденских сервизов, для орденских праздников.
Сервиз ордена святого Георгия. Гарднер. 1769 г.
Первый из таких сервизов,- Георгиевский - был заказан уже в 1769 г. Но завод много работал и на широкий рынок и уже в 1770 г. у Гарднера были лавки в Петербурге, Москве и Твери.

Фигурки, изготовлявшиеся на заводе Гарднера в XVIII в., были только довольно лубочными копиями иностранных, главным образом мейсенских, образцов, но посуда была отличного качества и высокого художественного достоинства. В XIX в. завод Гарднера специализировался на фигурках бытового характера и достиг в этом , одно время, большого совершенства. С начала XIX в. начинается необычайно быстрое распространение фарфорового производства по всей России, возникают многочисленные заводы, с одной стороны вызванные к жизни помещичьими капризами, с другой полукустарной промышленностью. Многочисленность их объясняется, кроме действительной потребности и наличием во многих мечтах необходимого материала, то есть глины и топлива, еще и дешевизной крепостного труда. Но зато и большинство из этих заводов прекращают свою работу почти одновременно с освобождением крестьян.

Произведения некоторых из этих заводов не оставляли желать ничего лучшего, что вполне понятно,т.к. например, для завода Юсуповых в Архангельском под Москвой и мастера и глина выписывались из Франции, но зато такие изделия, с точки зрения нашего производства представляют и наименьший интерес.

Зато произведения других заводов дают нам в целом прекрасную иллюстрацию быта и вкусов средней массы русского населения, которое, благодаря этим часто незначительным, но зато многочисленным очагам производства, приучилось к использованию этого прекрасного и практичного материала.

Из наиболее значительных заводов XIX в. надо указать следующие:

Охотник. Гарднер. 2-ая половина XVIII в.

ПОПОВА, основанный в самом начале XIX в. купцом Алексеем Григорьевичем Поовым в селе Горбунове, Дмитровского уезда. Завод существовал до начала 1870-х г. и имел более двухсот рабочих. На нем выделывались в большом количестве обиходная "трактирная" посуда, но он славился и изделиями более высокого качества, а также прекрасными фигурками, частью изображающими русские типы, а частью заимствованными с иностранных образцов.


МИКЛАШЕВСКОГО, основанный в 1839 г. в селе Волокитине, Глуховского уезда, местным помещиком. Для устройства завода был приглашен французский техник, который и вел дело до 1851 г. Закрылся завод вскоре после крестьянской реформы. На нем выделывались превосходные вещи, главным образом по иностранным образцам, и расходились в большом количестве повсюду, склад изделий был в Петербурге. Особенно замечательны иконостас и украшения Волокитинской церкви.


АРХАНГЕЛЬСКИЙ завод кн. Юсупова, работавший с 1814 по 1831 гг. в селе Архангельском, Московской губ. Как уже было выше сказано мастера и глина для этого завода были выписаны из Франции, откуда иногда выписывались и готовые предметы, которые только расписывались на Архангельском заводе. Изготовляли только чашки, тарелки и небольшие сервизы. На них изображались виды городов, портреты разных лиц, гербы, на десертных тарелках часто встречаются рисунки цветов, но не декоративного, а ботанического характера с названиями. Почти все вещи датированы и имеют клеймо с русской или французской подписью "Архангельское".


БАТЕНИНЫХ, был основан в 1812 г. купцом Сергеем Батениным, дело которое продолжили его сыновья. Завод существовал до 1839 г. Выделывалась посуда, главным образом дешевого сорта, но отдельные вещи отличались совершенно исключительным качеством росписи и особенно позолоты.


Братьев Корниловых, в Петербурге, основан в 1855 г. существовал до начала XIX в., был одним из самых крупных частных заводов, изделия которого были широко распространены и не уступали по качеству изделиям завода Гарднер.


САФРОНОВА,в деревне Короткой, Богородского уезда, основан в 1830 г.,существовал до 1840-х гг. Выделывались посуда и фигурки, бывшие часто очень высокого качества.


ТЕРИХОВЫХ и КИСЕЛЕВА, в с. Речицах, Бронницкого уезда. Один из значительных частных заводов, работавший с конца 1820-х г. до конца 1860-х г. Дело было поставлено серьезно и большое внимание обращалось на качество изделий.


НОВЫХ, в д. Кузяевой, Богородского уезда, основан в первой четверти XIX в., существовал до середины 1850-х гг., когда перешел во владение Храпунова, работал еще в конце XIX в. Выделывались посуда и фигурки, как лубочные, так и хорошего качества.


КУДИНОВЫХ,в с.Лысцове, Коломенского уезда, основан в 1818 г., работал до 1885 г., когда был закрыт. Изделия нередко были хорошего качества, выделывались вещи специально для вывоза в Персию.


ГУЛИНЫХ, в д.Фрязине, Богородского уезда, основан в 1830-х г. Встречаются вещи хорошего качества.


РАЧКИНЫХ, в д. Глебове, Бронницкого уезда, основан в 1820-х гг., существовал до 1862 г. Выделывалась в большом количестве фарфоровая и фаянсовая посуда.


КОЗЛОВА Петра, в д. Жировой, Бронницкого уезда, основан в 1820-х гг., существовал до 1856 г. Выделывал много фигур и кукол, а также посуду.


Храпунова Никиты, крестьянина, в д. Кузяевой, Богородского уезда, основан в первой четверти XIX в., существовал до 1810-х гг. Выделывал посуду и фигуры.


Тройницкий С.Н. Русский фарфор / С.Н. Тройницкий ; оформл. Л.С. Хижинского. – Л., 1928. – 25, [5] с.: ил.; 12*16 см. – 3 000 экз. С.Н. Тройницкий (1882-1946) - директор Эрмитажа, один из основателей журнала "Старые годы" и издатель журнала "Гербовед". Настоящая книга посвящена описанию эрмитажного собрания русского фарфора XVIII в. В обложке работы Л.С. Хижинского (1896-1972) – рос. графика, ученика Д. И. Митрохина и В. М. Конашевича, продолжателя "мирискуснич." графич. традиции. Иллюстрированное издание.

Личные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты