Русские фарфоровые фигуры С.Н.Тройницкий — Справочник коллекционера

Русские фарфоровые фигуры С.Н.Тройницкий

Материал из Справочник коллекционера
Перейти к: навигация, поиск
Фарф-фиг.jpg

Текст взят из брошюры изданной в Ленинграде в 1928 году Комитетом популяризации художественных изданий при Государственной Академии истории материальной культуры. Автор текста С.Н.Тройницкий, обложка и марка издательства работы Л.С.Хижинского



XVIII век можно назвать веком фарфора, не только потому, что в этом столетии было открыто в Европе его производство и стили один за другим возникать во всех европейских странах фарфоровые заводы, но главное потому что в это время начала выявляться потребность в фарфоре, как в материале, что и обусловило его открытие и распространение. Конечно, до самого конца XVIII века и даже в начале XIX, фарфор был еще предметом роскоши, доступный лишь для немногих, но вместе с тем он перестал быть для европейцев только предметом коллекционерства или убранства. В XIX же веке фарфорфарфор получил широкое распространение в качестве не только красивого, но и технически совершенного материала, и в этом отношении во многих случаях совершенно незаменимого.

Первый европейский фарфоровый завод — Мейсенский — возник благодаря мысли ученого Чирнгауза использовать естественные богатства страны, удержать в стране большие стредства, расходовавшиеся на приобретение восточного фарфора, и привлечь еще средства продажей произведений первого и единственного европейского завода. Следующие фарфоровые заводы в европейских странах, и в том числе и наш казенный завод, основанный в 1744 году, своим возникновением были обязаны тщеславию правителей, из которых каждый желал иметь свое собственное производство. Но в виду подсознательной потребности в фарфоре, как в материале, те из заводов, которые были обеспечены сырьем, продолжали существовать и развиваться, те же которые возникли совсем искусственно и требовали больших расходов для получения глины и топлива, довольно быстро прекращали свое существование. В середине XVIII века появился ряд небольших заводов частного характера, основанных уже с чисто промышленными целями, Таковыми были заводы Англии и Тюрингии.

Р.ф.46.jpg

В России во второй половине XVIII века, таким был завод английского купца Франца Гарднера. В тоже время у нас существовал еще ряд частных фарфоровых заводов, но производство их было столь незаметно, что мы до сих пор ничего оних не знаем, кроме самого факта их существования.

В XIX веке картина резко изменилась. Континентальная блокада Бонапарта, превратившая ввоз английских товаров в Россию, послужила к развитию русской промышленности и к увеличению числа фабрик и заводов, в том числе и фарфоровых. Обеспеченность сырьем и дешевизна крепостного труда делали устройство многих промышленных предприятий чрезвычайно несложным и фарфоровые заводы основывались не только мелкими промышленниками. Рассчитывавшими на более или менее ограниченный рынок, но и помещиками, овладавшими достаточной инициативой и обеспеченными необходимым количеством глины, дров и крепостных рук. Некоторые из таких помещичьих заводов существовали лишь по несколько лет и затем закрывались за бездоходностью и убыточностью, как, например, завод Всеволожского или Долгорукова. Ликвидация же большенства совпала с крестьянской реформой и остались лишь те немногие, которые успели завоевать себе определенный рынок и были поставленны на правельный торговый расчет.

Говорить сейчас об истории русского фарфора XIX века преждевременно, так как эта отрасль производства еще совершенно не изучена. Правда интерес к изделиям русских частных заводов возник еще в конце прошлого столетия, но интерес был чисто коллекционерский и самое изучение было поставленно в неправельной плоскости. Установка была сделана (и делается до сих пор, даже в музеях) на изучение клейм и истории отдельных заводов и на распределение сохранившихся предметов по заводам, то-есть исследование шло от частного к общему. Между тем, по нашему убеждению, в этом вопросе исследователь должен идти в обратном порядке, то есть от общего к частному, и попытаться сперва выяснить общую картину производства огромного числа мелких заводов, продукция которых, ни в художественном, ни в техническом отношении не носила особенно ярких индивидуальных черт, и лишь после этого можно перейти к детализации оставшегося материала, поскольку это вообще явится необходимым.

Произведения русских заводов XIX века можно разделить на две основные группы.

Kazak miklashevsky.jpg

К первой должны быть отнесены изделия круппных заводов, как бывший императорский, Гарднера, Попова, хотя с большой производительностью, но принадлежавших лицам с крупными средствами, как Юсуповых в Архангельском, Миклашевских в Волокитине и некоторых других. Эти заводы имели возможность получать из-за границы необходимые материалы, а иногда и готовые изделия, и держать квалифицированных мастеров и художников, вследствие чего, а также благодаря уровню потребителей, изделия этих заводов носят характерные особенности стиля и вкусов известной эпохи и смены их, и мало чем отличаются от изделий заводов иностранных. Их продукция может быть рассматриваемая в одной плоскости с современной им продукцией западно-еврапейских заводов, за немногими и незначительными исключениями и с поправкой на хронологическую разницу в развитии и смене стилей в той или другой стране.

Царивший в начале XIX века всюду так называемый стиль империи - «ампир” - является наследием эпохи классицизма и логическим развитием предшествовавшего стиля. Этот стиль развивался у нас очень рано и держался долше чем где бы то ни было.

Реставрация Бурбонов во Франции привела к желанию реставрировать и стиль середины XVIII века, так как стиль империи, связанный с эпохой «узурпатора Буонапарта» был неприятен для востановленного королевского режима, преследовавшего все, что напоминало период в 25 лет, в течение которого представители королевского дома и аристократии искали приют и помощи в других странах. В результате восстановлен был стиль рокайль, бывший таким же искусственным, как и востановление династии Бурбонов и Орлеанов, но продержавшийся значительно дольше. К нам этот стиль пришел сравнительно поздно; он должен был выдержать значительную борьбу с ампиром, прочно у нас акклиматизировавшимся, и разцвет его падает на 1850 и 1860 гг. и связан с эпохой Александра II, при чем в провинцию он проникал сравнительно мало.

В последней четверти XIX века наступает время отсутствия определенного стиля. Готический стиль, возникший под влиянием литературного течения, родоначальником которого является Вальтер Скотт, а отчасти под влиянием национального движения в разгромленной Наполеоном Германии, отразился на фарфоровых изделиях почти исключительно Императорского завода и в провинцию проникал мало (Попытка возраждения готического стиля была сделана у нас при Екатерине II, но на фарфоровых изделиях она не отразилась). То же можно сказать и об официальном русском стиле впервые созданном Ронетом (1845 — 1908), более всего выразившемся в постройке деревянных домов в эпоху Александря III.

Более разнообразны и близки к жизни были формы, в которые облекалась фарфоровая пластика. И здесь, конечно, нашли свое отражение и ампир, и возврат к XVIII веку, и романтизм средневековья, но самыми интересными и самыми характерными являются те предметы, которые рисуют современный им быт и отражают жизнь своей эпохи, жизнь деревенскую и городскую.

PA210333 (2).JPG

Деревенские типы представляют собой крестьянских девок, парней, мужиков и баб, без каких либо этнографических признаков, отражают русскую деревню сквозь призму сентиментальности, работающую и веселящую под властью «доброго» помещика.

После пышности XVIII века, после гнета Павловского времени и тревог Наполеоновских войн, среднему обывателю было необходима такая сентиментальная простота. Он с одинаковым умилением внимал героическим подвигам героев романов Вальтер Скотта или Радклиффа и приключениям Параши Сибирячки и Бедной Лизы.

Русские народные типы выделывал казенный завод и при Екатерине II, но лишь в сопоставлении с другими народностями, обитавшими в Российском государстве; это было выявление обширности империи и разнообразия ее племенного состава, как это было повторено и в последние годы старого режима с империалистической тенденцей. Первая же половина XIX века просто прославляла прелести деревенской жизни.

Городская жизнь представлена рядом барынь и щеголей, прямо сошедших с модных картинок того же времени, небольшим количеством типов мещан и домашней прислуги и, особенно, уличными типами торговцев.

Интерес к типам уличных торговцев проявляли на Западе многие художники; начиная с XVI века появляются целые серии гравюр, изображающих эту сторону городского быта. Особенно много их появилось в XVIII и в начале XIX вв. У нас эти темы впервые появились в конце XVIII века, и в течение первой половины XIX века вышло большое число таких серий, исполненных офортом, гравюрой или литографией. Большая часть их издана в России, но некоторые, наиболее ранние, вышли за границей.

Интересно, что все эти листы, часто правда повторяющие один другого, изображают лишь типы уличных торговцев Петербурга; нам ни разу не пришлось видеть хоть один лист. Изображающий торговца не только провинциального города, но даже и Москвы.

Весьма возможно, что такая торговля в разное время была особенно характерна для чинной, новопостроенной столицы, местоприбывания двора, и не была необходимостью для других, широко раскинувшихся городов, в которых процветали еще усадебные навыки и многое привозилось из ближайших имений и хутаров. Быстро же растущий и вытянутый в струнку Питер не имел этой возможности и не желал портить своего вида множеством мелких лавченок, большие же крытые рынки для многих были слишком отдалены и дороги.

Романтизм в литературе и искусстве тоже нашел свое отражение и в фарфоре. Под влиянием романов Вальтер Скотта, Дюма и других, появляются заимствованные с Запада фигуры рыцарей и кавалеров, знатных дам с соколами и т.д.; восстание греческих гетеристов и связанная с этим литература, картины и иллюстрации, создают соответствующие типы в фарфоре. Иногда заводы просто копируют известные картины, как например картину Делароша Дети Эдуарда IV. Только почему-то на нашем экземпляре дети держат книгу с именем Кромвеля, жившего на полтораста лет позже.

Очень часто встречаются фигурки, взятые с иллюстраций к известному сентиментальному роману Бернардена де Сен-Пьера - Павел и Виргиния, вышедшему еще в XVIII веке, но переводы которого печатались у нас в первой половине XIX века. Встречаются иллюстрации, взятые с гравюр и литографий к русским произведениям, главным образом, к басням Крылова — Демьянова уха, Скупой и смерть, Пустынник и медведб.

«Записки ружейного охотника» Аксакова. Вышедшие в 1852 году, и «Записки охотника» Тургенева, печатавшиеся с 1847 года, свидетельствуют о переходе, в связи с изменением экономических условий помещичьего быта, от псовой охоты к ружейной, доступной и для среднего городского обытателя. И в фарфоре мы встречаем ряд изображений ружейных охотников и лягавых собак и совсем не встречаем типов псовой охоты. Другие породы собак и изображения других животных встречаются очень редко и представляют собой копии с иностранных образцов.

Пас.jpg

Военные, религиозные и театральные сюжеты встречаются сравнительно редко и представляют собой довольно случайный материал. Зато фигурки обнаженных и полуобнаженных женщин очень многочисленны и очевидно пользовались большим спросом. Оригиналами для них служили иногда французские литографии, часть же исполнена несомненно по русским моделям.

Очень многочисленны и разнообразны копии с иностранных образцов, не имеющие бытавого характера. Среди них встречаются повторения с оригиналов XVIII века, мифологические и аллегорические сюжеты, обжоры и т.д. Интересно отметить, что как раз среди аллергорических и мифологических сюжетов встречаются наиболее лубочные экземпляры, в то время как чисто бытовые фигурки в большенстве очень хорошего качества. Это можно объяснить тем, что менее обеспеченный и более провинциальный потребитель требовал более отвлеченных сюжетов, разных Венер, Самсонов, изображений стран света и времен года, в то время как более квалифицированный потребитель интересовался более повседневными сюжетами или хорошими копиями иностранных образцов. Нередки кружки в виде сидящих женских и мужских фигур, исполненные большею частью с английских фаянсовых образцов XVIII века, частью с французских фарфоровых, более поздних.

Довольно много карикатур разных лиц, как например писателей Греча и Булгарина и др.

Исключительно разнообразен и трудно характеризуем тот материал, который изготовлялся на небольших заводах для местного потребителя. Материал этот лишенный характерных типовых признаков, может быть сгруппирован лишь после тщательного изучения всего известного материала.



Тройницкий С.Н. Русский фарфор / С.Н. Тройницкий ; оформл. Л.С. Хижинского. – Л., 1928. – 25, [5] с.: ил.; 12*16 см. – 3 000 экз. С.Н. Тройницкий (1882-1946) - директор Эрмитажа, один из основателей журнала "Старые годы" и издатель журнала "Гербовед". Настоящая книга посвящена описанию эрмитажного собрания русского фарфора XVIII в. В обложке работы Л.С. Хижинского (1896-1972) – рос. графика, ученика Д. И. Митрохина и В. М. Конашевича, продолжателя "мирискуснич." графич. традиции. Иллюстрированное издание.

Личные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты